воскресенье, 26 февраля 2012 г.

Poetry.



Вероника Тушнова

***
Сто часов счастья...
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке,
создавала его из тумана и дыма,
принимала в подарок
от каждой звезды и березки...
Сколько дней проводила
за счастьем в погоне
на продрогшем перроне,
в гремящем вагоне,
в час отлета его настигала
на аэродроме,
обнимала его, согревала
в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала...
Случалось, бывало,
что из горького горя
я счастье свое добывала.
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило "спасибо".
Сто часов счастья,
чистейшего, без обмана.
Сто часов счастья!
Разве этого мало?


 
***
  Открываю томик одинокий -
томик в переплёте полинялом.
Человек писал вот эти строки.
Я не знаю, для кого писал он.

Пусть он думал и любил иначе
и в столетьях мы не повстречались...
Если я от этих строчек плачу,
значит, мне они предназначались.



***
 Сутки с тобою,
месяцы — врозь...
Спервоначалу
так повелось.
Уходишь, приходишь,
и снова,
и снова прощаешься,
то в слезы, то в сны
превращаешься,
и снова я жду,
как во веки веков
из плаванья женщины ждут
моряков.
Жду утром, и в полдень,
и ночью сырой,
и вдруг ты однажды
стучишься: — Открой!—
Тепла, тяжела
дорогая рука...
...А годы летят,
как летят облака,
летят-пролетают,
как листья, как снег...
Мы вместе — навек.
В разлуке — навек.



 ***
 Так было, так будет
в любом испытанье:
кончаются силы,
в глазах потемнело,
уже исступленье,
смятенье,
метанье,
свинцовою тяжестью
смятое тело.
Уже задыхается сердце слепое,
колотится бешено и бестолково
и вырваться хочет
ценою любою,
и нету опасней
мгновенья такого.
Бороться так трудно,
а сдаться так просто,
упасть и молчать,
без движения лежа...
Они ж не бездонны -
запасы упорства...
Но дальше-то,
дальше-то,
дальше-то что же?
Как долго мои испытания длятся,
уже непосильно борение это...
Но если мне сдаться,
так с жизнью расстаться,
и рада бы выбрать,
да выбора нету!
Считаю не на километры - на метры,
считаю уже не на дни - на минуты...
И вдруг полегчало!
Сперва неприметно.
Но сразу в глазах посветлело
как будто!
Уже не похожее на трепыханье
упругое чувствую
сердцебиенье...
И, значит, спасенье -
второе дыханье.
Второе дыханье.
Второе рожденье!



 ***
 Так уж сердце у меня устроено —
не могу вымаливать пощады.
Мне теперь — на все четыре стороны...
Ничего мне от тебя не надо.
Рельсы — от заката до восхода,
и от севера до юга — рельсы.
Вот она — последняя свобода,
горькая свобода погорельца.
Застучат, затарахтят колеса,
вольный ветер в тамбуре засвищет,
полетит над полем, над откосом,
над холодным нашим пепелищем.



Мирра Лохвицкая

Весна!.. Наконец в эту светлую, ясную ночь
Могу я вполне насладиться,
Могу отогнать все сомненья тревожные прочь
И в грезах волшебных забыться.

Весна!.. Сколько счастья и сколько страданья опять
В душе пробудилось невольно.
Как будто еще не довольно любить и страдать,
И верить и ждать не довольно?

Как будто... Но запахом свежим весенних цветов
Пахнуло в окно отпертое, -
И вспомнилось время беспечно-счастливых годов,
То время - давно отжитое.

"Оно возвратится, оно возвратится опять! -
Мне шепчет весна молодая. -
Вновь сердце забьется, и будет рассудок дремать
Под сказки зеленого мая".
  


ВЕЩИ

Дневной кошмар неистощимой скуки,
Что каждый день съедает жизнь мою,
Что давит ум и утомляет руки,
Что я напрасно жгу и раздаю;

О, вы, картонки, перья, нитки, папки,
Обрезки кружев, ленты, лоскутки,
Крючки, флаконы, пряжки, бусы, тряпки
Дневной кошмар унынья и тоски!

Откуда вы? К чему вы? Для чего вы?
Придет ли тот неведомый герой,
Кто не посмотрит, стары вы иль новы,
А выбросит весь этот хлам долой!

 


***
Есть что-то грустное и в розовом рассвете,
     И в звуках смеха, тонущих вдали.
И кроется печаль в роскошно-знойном лете,
     В уборе царственном земли.

И в рокот соловья вторгаются рыданья,
     Как скорбный стон надорванной струны.
Есть что-то грустное и в радости свиданья,
     И в лучших снах обманчивой весны.



ЗВЕЗДЫ
Посмотри на звезды; чистое сиянье Льют они на землю из лазурной дали. Что пред ними наши страсти и страданья, – Мелкие утраты, детские печали? Все пройдет бесследно, минет скоротечно, – Только звезды людям не изменят вечно.
Если грусть на сердце, если жизнь постыла, Если ум тревожат дум тяжелых муки, – Ты вглядись поглубже в вечные светила, И утихнет горе и тоска разлуки. Все пройдет бесследно, минет скоротечно, – Только звезд сиянье не погаснет вечно!
 
  
Выражаю огромнейшую благодарность Дарье Соболевой и Андрею Мельникову за прекрасные фотографии!